Как Шойгу и 14 офицеров Россию освежевали?

Совсем свежая новость с лент информационных агентств: «В настоящее время процедуру восстановления на военной службе проходят 14 офицеров и генералов, которые проходили службу в МЧС вместе с нынешним министром обороны Сергеем Шойгу, а позже трудились под его началом в правительстве московской области».

Сто восемьдесят дней, лишь сто восемьдесят дней Сергей Кужугетович Шойгу проработал в должности губернатора Московской области. Быть может, он стал бы хорошим и правильным губернатором, навёл бы порядок в разорённой и истерзанной губернии. Но – номенклатура, однако. Наплевать на область, на начатые преобразования, если они и были, на народ, на всё…

Открылась вакансия, и господин Шойгу не стал, не смог, не имел права отказаться от милости государевой. Она, милость, важнее. А губернаторское кресло пустовать не будет.

«Незаменимых людей у нас нет»

Был министром транспорта? И что теперь? Сможешь, сможешь руководить и нанотехнологиями. Разница не велика. Потому как – номенклатура. Однажды попавший в кремлёвские списки вычеркнутым из них окажется лишь посмертно.

Номенклатура – на латыни nomenclatura – система названий, терминов, употребляемых в какой-либо отрасли науки, техники, система абстрактных и условных символов, назначение которой дать максимально удобное с практической точки зрения средство для обозначения предметов.

Но так же, как изуродован изящный математический термин «сектор», опошлено и слово номенклатура.

Номенклатура – перечень руководящих должностей, замещение которых производит не начальник ведомства, а вышестоящий орган, перечень лиц, находящихся в резерве на замещение руководящих должностей.

И те самые 14 офицеров и генералов, восстанавливающихся в российской армии, несомненно принадлежат к номенклатуре. Чем заниматься – не имеет никакого значения. Они, как и миллион шестьсот семьдесят четыре тысячи восемьсот российских чиновников, принадлежат номенклатуре и способны заниматься, точнее, занимать любой пост, покуда слюна преданности капает с полувысунутого языка, дыхание учащено, немигающий взгляд неотрывно следит за всеми телодвижениями хозяина.

Каждый, каждый из более чем полутора миллионов чиновников должен помнить, как «Отче наш», что занимает место не по праву, а по воле и милости Главного, и легко может быть заменён в случае, если этот Главный вдруг окажется недоволен. Недоволен не плохой работой, а плохим исполнением желаний его, Главного.

От российского чиновника требуется одно – безупречная покорность воле начальства. И заботит его лишь бурное стремление выслужиться, чтобы закрепиться и удержаться в Номенклатуре.

Директор бывших Люблинских полей фильтрации в награду за многолетнюю и успешную работу по очистке сточных вод огромного мегаполиса станет главным санитарным врачом – очищать сточные воды страны, а санитарного врача всея Руси за успехи в борьбе с птичьим, свиным и прочими бараньими гриппами впору двинуть в министры здравоохранения. Или сельского хозяйства – какая разница? Выращивать пшеницу с геном пресмыкающегося. Пресмыкающегося перед тупой, порочной и злобной властью, вываривающей последние остатки приличия в собственном номенклатурном соку.

И директор полей фильтрации приведёт за собой в министерство преданных ему сантехников, которые будут нелепо стучать грязными сапогами по тихим коридорам, и санитарный врач заменит опытных сотрудников министерства здравоохранения своими коновалами, пусть слабо разбирающимися в отитах и перитонитах, но ловящими каждое неумное слово, выскакивающее из сочащихся похотью уст начальника. И претворяющими это слово в жизнь. Какую жизнь – неважно.

Потому что – номенклатура! Зловонное болото на Красной площади столицы нашей Родины, обнесённое зубчатым забором…

Выезжающие из Спасских, Боровицких ворот автомобили, развозящие на своих колёсах грязь и смрад и пренебрегающие всеми правилами человеческого общежития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *